Постпред США при ООН: Путин бросил вызов миропорядку, основанному на законах

29555

Россия не соблюдает международные законы, которые призваны сделать мир более стабильным. Таким образом Владимир Путин пытается уничтожить мировой порядок, который выгоден США. Впрочем, создавать новый он, скорее всего, не намерен, считает постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр. Об этом она заявила в интервью CBS.

Так много вопросов нужно с вами обсудить. Но давайте начнём с России. Сегодня появились новые сообщения о вмешательстве России в политический процесс в США, в предвыборную кампанию. Что вы можете нам сказать по этому поводу?

САМАНТА ПАУЭР, постоянный представитель США при ООН: Я не могу говорить о тех докладах, которые появились этой ночью, или же о разведсводках, которые президент…

Я понимаю, но что вы думаете по этому поводу?

САМАНТА ПАУЭР: Я могу вам сказать, что я каждый день вижу в ООН, как правила, которые должны накладывать на страны определённые обязательства, чтобы мы могли жить в более стабильном мире, не имеют никакого эффекта на Россию. Она их нагло игнорирует, вторгаясь на территорию соседних стран, совершая ужасные зверства в Сирии и вмешиваясь в наши выборы.

НОРА О’ДОННЕЛЛ, ведущая: Какова, по вашему мнению, цель Путина?

САМАНТА ПАУЭР: Я думаю, здесь можно рассуждать об уважении, гордости, утерянной славе и так далее. Но я считаю, в данном случае для нас и всего остального международного сообщества сейчас важно сконцентрироваться на последствиях его действий и методах борьбы с ними. Не похоже, что он хочет создать какой-либо новый мировой порядок. Скорее всего, его цель — свергнуть старый миропорядок, который несколько десятилетий приносил пользу Соединённым Штатам, американскому народу и международному сообществу в целом.

НОРА О’ДОННЕЛЛ: Но на Россию наложили санкции — притом очень жёсткие, — и её экономика в упадке.

САМАНТА ПАУЭР: Давайте говорить начистоту. Если бы он (Владимир Путин. — RT) был сейчас тут, он бы сказал, что именно из-за санкций он совершает те или иные поступки. Впрочем, нельзя верить ничему из того, что он говорит, в том числе и отрицаниям вмешательства в наши выборы. И здесь причинно-следственная связь как раз обратная. Наши санкции стали ответом на его решение отхватить часть территории соседней страны. Санкции стали ответом на поддержку режима, который использовал химическое оружие против своего народа. И так далее.

ЧАРЛИ РОУЗ, ведущий: Новым генеральным секретарём ООН стал Антониу Гутерреш. Вы его хорошо знаете. Он заявляет, что международный порядок, основанный на законах, находится в серьёзной опасности. Что он имеет в виду?

САМАНТА ПАУЭР: Я думаю, отчасти то же, что я сейчас описала. У нас есть ряд законов: нельзя вторгаться в соседние страны, нельзя пересекать международные границы без предварительного…

ЧАРЛИ РОУЗ: Никакого уважения к суверенитету.

САМАНТА ПАУЭР: В том числе. Если вы начинаете войну, а такое иногда случается, то действовать необходимо согласно определённому ряду правил. Нельзя проводить систематические атаки на мирное население, нельзя использовать химическое оружие, нельзя использовать бочковые бомбы. Всем этим законам президент Путин и другие личности бросили вызов, и теперь тем, кто помогал создавать этот международный порядок, возможно, придётся внести в него какие-то изменения. Конечно же, сейчас мир стал более многополярным, чем в 1945 году…

ЧАРЛИ РОУЗ: Как вы знаете, есть люди…

САМАНТА ПАУЭР: Но существование законов в наших же интересах.

ЧАРЛИ РОУЗ: Как вы знаете, есть люди, которые считают, что Америка сдаёт позиции. Они полагают, что президент Путин увидел оставшийся вакуум и воспользовался возможностью заполнить его, будь то ситуация в Сирии или где-то ещё.

САМАНТА ПАУЭР: Давайте вспомним про ситуацию с вирусом Эбола, про отмену иранской ядерной программы, про введение самых жёстких за последние два десятилетия санкций в отношении Северной Кореи за их ядерное вооружение. По многим вопросам мы играем ведущую роль. А если мы этого не делаем, то и реакции других стран нет. Я каждый день с этим сталкиваюсь в Совете Безопасности ООН. Нам описывают проблему, и после этого все смотрят на меня и спрашивают: «И что США будут с этим делать?» И тогда на нас ложится ответственность убедить всех в правильности наших действий, чтобы и другие страны что-то предприняли.